«Тур де Франс» по-британски » Сільське життя


» » «Тур де Франс» по-британски


«Тур де Франс» по-британски

8-07-2014, 14:14
Переглядів 796
«Здравствуйте, я ваша тетя!» – с ревом толпы воскликнул «Тур де Франс», очнувшись в древнем Кембридже. И столкнулись лбами две легендарные стихии, и закружились в празднестве… правда, поначалу довольно в не ловком, а чертовски захватывающем! Но обо всем по порядку. Кембридж стоит на берегах реки Кэм с незапамятных времен и, наверное, так бы и стоял ничем не примечательной деревушкой с рыночной площадью и парой часовен, если бы не один печальный инцидент в Оксфордском Университете, повлекший за собой переезд группы ученых мужей. Теперь это один из самых богатейших городов Британии, сердце второй по величине в мире Кремниевой Долины и, самое главное, здесь расположилось одно из самых престижных и лучших учебных заведений мира – Кембриджский Университет. За более чем 800-летнюю историю университета здесь произошло множество величайших открытий, изменивших мир и напрямую приведших нас в сегодняшний этап развития. Именно в стенах этого университета Исаак Ньютон наблюдал за падением яблока, Чарльз Дарвин разрабатывал теорию эволюции, Фрэнсис Бэйкон изобретал концепцию научного метода, а Эрнест Резерфорд становился отцом ядерной физики. Здесь открывали водород, электрон, нейтрон и структуру молекулы ДНК, впервые расщепляли атом, начинали свой путь к клонированию овечки Долли, создавали первые правила игры в футбол и концепцию спроса и предложения, изобретали первую аналитическую вычислительную машину и программируемый компьютер, фотографию, логарифмическую линейку и многое другое. Чтобы лучше погрузиться в средневековые разветвления улиц Кембриджа и наполнившую их атмосферу «Тур де Франс», стоит отдельно поговорить о системе Кембриджского Университета, которая легче всего объясняется на примере Хогвартса. Школа магия и волшебства, как вы помните по фильму или книге, состояла из четырех так называемых домов: Слизерин, Когвертан, Пуфендуй и Гриффиндор, которые соперничали друг с другом и особо заботились о своих учениках.
Система была построена таким образом, что условный Гарри мог выбрать своим профилем Защиту от Темных Искусств, в то время как условный Рон – Уход за Магическими Существами. После занятий все возвращались в общую гостиную своего дома, условного Гриффиндора, и там вместе проводили время. Это позволяет студентам с разных факультетов перемешиваться друг с другом и таким образом создавать более разносторонние и глубокие связи. Подобная система выстроена и в Кембридже, только тут условные Гарри и Рон будут изучать Юриспруденцию и Зоологию, а вместо домов здесь стоят колледжи, и не 4 штуки, а все 31. Колледжи появлялись почти с самого основания университета по сегодняшний день, финансируемые в разное время разными историческими личностями: от Генриха VIII до семьи Дарвина. Это целые государства внутри государства: отдельно стоящие замки со своими спортивными полями, садами, часовнями, столовыми, сообществами, администрацией и президентами. Кембридж - это большое, по-благородному красивое и много повидавшее древнее животное. В пасмурные прохладные дни, а особенно во время экзаменов оно магическим образом вымирает. Однако в день этапа выдалось чудесное летнее утро. Обычно в такие дни переулки Кембриджа заполнены толпами туристов, которым он то лениво позирует, щурясь от солнца, то перед которыми как франт щеголяет во всей красе. Всюду движение и жизнь, все жужжит и гудит, наполненное уличными артистами, снующими велосипедистами, двухэтажными автобусами, наглыми такси, шопоголиками, жителями, обслуживающими все это великолепие, и студентами, студентами! Маршрут гонки проходил по двум главным артериям города, соединенным эффектным поворотом на 110 градусов, и минуя наиболее известные и привлекательные достопримечательности. Официальная брошюра этапа располагала лишь сухими фактами, не представляя ничего интересного для потенциальных посетителей.
За пару месяцев до этого события по городу стали появляться рекламные плакаты Тура, но особого ажиотажа ни в университетских кругах, ни среди всех моих знакомых и даже самих жителей я не заметил. Если для студентов к тому моменту студенческий год должен был закончиться и они в своем множестве покидали город, то вот сами жители тоже особой руки к украшению города не приложили. За день до этого трудно было и сказать, что вот завтра здесь стартует этап великого «Тур де Франс»: не было ни наплыва фанатов велоспорта, ни повсеместных мероприятий, посвященных гонке, ничего такого особенного. Это отчасти иронично, потому что Кембридж является еще и велосипедной столицей Британии. Кембридж знает, как праздновать на всю катушку, чтобы сама Земля под ним шаталась и сила музыки и веселья сотрясала воздух. Месяц назад у всех закончились экзамены и город словно облегченно выдохнул во все свои легкие. Началась легендарная May Week – неделя каждодневных балов, вечеринок в садах и барах колледжей и просто на улицах, когда все обливаются шампанским по древней традиции и поздравляют друг друга с окончанием года. Город грохотал и хохотал во всю свою силу в течение недели от рассвета до заката и наоборот, люди ложились спать, чтобы скорее встать на новые празднества и веселья… а потом студенты разъехались кто куда, и Кембридж остался на растерзание лишь огромным толпам туристов и учащимся летних школ. Но очередным июльским утром все было совсем иначе. Это был праздник иного рода, кажется, совсем незнакомый даже местным старожилам. Я прибыл на этап за три часа до старта. К этому моменту туда уже валили не пойми откуда взявшиеся толпы и толпы людей. Самое интересное, что они совсем не были похожи на заядлых фанатов велоспорта с плакатами, флагами и прочей атрибутикой. Напротив, это были любопытные местные жители, пожаловавшие на доселе неизвестный им праздник, с любопытством осматривающие друг друга и не совсем понимающие, что же будет дальше.
Это была спокойная толпа, немного рассеянная, но неумело возбужденная и гулко объясняющая, что тут делает «Sky» и что за караван намечается. Для них это было целым событием, потому что город по разным обстоятельствам был лишен счастья проводить у себя крупные спортивные мероприятия, при этом имея в своей истории более 50 олимпийских медалистов. Настоящих фанатов, коих было совсем немного, я встретил непосредственно на самой трассе. Люди приходили заранее с пледами, на которых загорали и ожидали действа, притаскивали стремянки, походные и венские стулья, мощнейшую фото и видеоаппаратуру и заполняли пространство фантастической энергией. Они располагались целыми семьями и компаниями, а иногда стояли в самодостаточном одиночестве. Именно умудренные опытом фанаты и заняли тот самый эффектный поворот, где бы открывался лучший вид на пелотон и расположенный рядом St. John’s College. Это один из самых богатых колледжей университета, ужины в котором составляются Мишленовским поваром и подаются на серебряных сервизах, где есть свой Мост Вздохов и где его члены, единственные в стране кроме королевской семьи, имеют право есть лебедей. Колледж славится репутацией, чем-то сравнимой со Слизерином в Хогвартсе, потому что сюда поступают все самые богатые и пафосные сливки Британии и мира. Я пошел дальше изучать атмосферу праздника вокруг. Все дороги в сторону центра были перекрыты, все здания университета закрыты, все колледжи подняли свои флаги, в офисах никого не было, по магазинам спокойно могло волочиться перекати-поле, и лишь кафе были забиты местными спортсменами и болельщиками за утренним кофе. После этого поворота трасса была абсолютно свободна, люди спокойно гуляли и, как я, искали лучшие точки для дислокации. По этой дороге сразу за St. John’s лежит Trinity College, его непримиримый соперник. Это, вероятно, самый престижный колледж Кембриджа, с наилучшими академическими показателями и такими легендарными персонами в истории как Ньютон, Бэйкон и Байрон. Он является вторым по величине землевладельцем и виноделом в Британии после, конечно же, королевской семьи. Говорят, что не сходя с его земель, можно дойти до Оксфорда! Зрители ручьями текли к трассе, не обращая особого внимания на красоты вокруг. Это был, возможно, один из тех самых редких дней в истории города, когда люди совсем не обращали на него внимания. Он недоумевал и удивлялся, как маленькая девочка на свадьбе старшей сестры. Люди стояли спиной к громаде King’s College, визитной карточке Кембриджа, игнорировали музеи и древнейшие из колледжей. Если к 9 утра трассу облюбовали редкие фанаты, то уже через час к началу каравана спонсоров люди начинали залезать на скамейки и прочие постаменты для лучшего обзора, а еще через полчаса яблоко и представить не могло, где б ему хотя бы попробовать упасть.
Что творилось вокруг! Люди свисали с окон общежитий и кабинетов древних башен, жались друг к другу и сновали в поисках щелочки в толпе, развешивали Юнион Джеки, а где-то даже виднелся знаменитый флаг острова Мэн в поддержку Марка Кэвендиша, который, к сожалению многих, с гонки уже сошел. Проезд каждого участника каравана сопровождался смехом, аплодисментами, криками, свистками, подбадриваниями и шутками, а когда проезжали машины команды Sky, то рев неистово сотрясал пыль на этих древних стенах. Полицейские развлекали народ как могла: устраивали гонки друг с другом на груженых велосипедах, с мотоцикла раздавали «пять», играли сиренами, фотографировались с толпой. Даже социальные службы как-то раз проехались на своих тракторах! Спонсоры на машинах с открытыми верхами и танцорами проигрывали все самые модные треки и раскидывали подарки. Пролетали откуда-то взявшиеся жандармы и леворульные автомобили, вертолеты крутились над головами, кто-то все время заводил толпу. Если сначала робкая и неопытная толпа аборигенов не очень откликалась, то с каждой минутой эта робость уходила взамен общей эйфории и веселью. Я простоял на своем месте около двух часов, но я этого ни на минуту не заметил. Частицы воздуха были заряжены такой энергией толпы, что время и тяготы ожидания шли в какой-то другой реальности. И при этом никакой ругани, озлобленности, толканий, все друг друга пропускают, подсказывают и помогают, люди знакомятся и общаются. Болельщики в большой кооперации, не сговариваясь, создавали праздник себе и другим.
А потом грянул особенный рев толпы, он быстро приближался со стороны стартовой позиции, люди вскакивали с фотоаппаратами и флагами, поддавшись общей волне. Я краем глаза глянул на часы, и мне уже навстречу летел пелотон в стройном красивом ряду. Эйфория достигла пика. Бешено застрекотали фотоаппараты, слившись с околостадионными криками и ликованием зрителей. 30 секунд, вот кто-то отстал, минута… и все! Всем внезапно пожелали хорошего дня, и все так резко успокоилось, и тысячи человек тронулись со своих мест, как по команде, в разные стороны. Буквально через несколько минут город перестроился на свой обычный режим теплого солнечного дня с туристами, жителями, транспортом и магазинами. Такое неловкое по началу знакомство, перейдя в такой безудержный и откровенный танец, внезапно оборвалось, оставив лишь румянец и эмоциональную отдышку. Город и его жители, как молодая девушка, внезапно сбежал с праздника… или это праздник сбежал от нее, обескуражив и оставив внезапно одну? Кембридж очень хотел понять и почувствовать это чудо по имени «Тур де Франс». Кажется, ему почти что это удалось, если бы не финальный аккорд, от которого внезапно разорвало струну и который поселил некоторую озадаченность в сердцах жителей. «Тур де Франс» посетил один из самых красивых и легендарных городов мира, Кембридж же соприкоснулся с одним из величайших спортивных событий. Они были достойны друг друга, и хочется верить, что каждый чему-то научился друг у друга. По материалам Eurosport dle
Рейтинг:
Новости Radtram:
Loading...